smells

Смутин и Дримведев: социальность

-- Вальдемар Вальдемарыч, можно?
-- Да, Митя, заходи, садись.
-- Вальдемар Вальдемарыч, я думаю, надо улучшить уровень жизни в стране.
Смутин посмотрел за окно на любимую разлапистую ель. "Как же удачненько её тут посадили, - подумал старейшина, - как раз паперть закрывает."

-- Так что случилось, Митя? Надо улучшить уровень жизни в стране?
-- Да.
"Что б такого придумать, чтобы голова прошла? Вчера с лошадниками так отрывались, что сегодня весь день - мигрень. Весь день - мигрень. Это я интересненько сказал, надо запомнить".
-- И что ты от меня хочешь?
-- Ну, позвоните кому-нибудь, чтобы что-нибудь сделали. Я же только общие тенденции внутренней и внешней политики обозначаю. А в жизнь эти мысли претворять вроде бы вы с помощниками должны.
-- Ладно, я передам своим, чтобы они там что-нибудь предприняли, - Вальдемар перевёл стрелки, а про себя добавил, - лишь бы мне с больной головой не думать сейчас.
-- Можно, я пойду поиграю в короткие записки?
-- Конечно, ступай, Митя.

Дримведев вышел из комнаты старейшины, достал книгу коротких записок и написал в ней: "В послании Совету старейшин велено сделать всем хорошо". Тут же эту запись увидели все обладатели таких книг, а глашатаи разнесли весть и тем, у кого книг не было. Митя хитро подмигнул своему отражению в зеркале и направился в свои покои.

-- Да, уменьшите траты и поднимите сборы. Благосостояние нашей общины - первоочередная цель. Сделайте уже так, чтобы никто в этом не сомневался. Да вы мои помощники, или кто? Несогласных? Мочить в сортире, как говорили наши деды!..

Митя отошёл от двери. Смутин явно был не в духе. Плантир для Совета явно вытягивал из него все соки. "Ещё немного - и он лопнет," - подумалось грезиденту.

"Странно. Не помню, чтобы хотел повышения поборов. Я же просил уровень жизни повысить бедным. А получилось - что старейшинам опять все плюшки достались. Ладно, они уже всё приняли - придётся подписать. Их же народ выбрал, они его волю выполняют. Да и к тому же не жалуется никто." Так думал Митя, читая свой указ. Он не знал, что жалобы до него просто не дойдут, пока не начнут под окнами костры жечь.